Ты пришел, новый день!

Здоровья дар благой Мне снова ниспослали боги, А с ним и сладкие тревоги Любви таинственной и шалости младой.
А. С. Пушкин

Утро зовет. Большинству оно чаще всего возвещает о том, что впереди очередной день, полный хлопот и обязательств, требующий напряжения и мобилизации. Улыбка благодарности — ах! ты пришел, новый день! — слишком редко красит наши лица. Чаще они принимают сосредоточенное выражение уже с первых минут пробуждения. А ведь это и правда новый, с иголочки, день, созданный персонально для каждого в своей индивидуальной неповторимости.

По достоинству оценить исключительность каждого дня зачастую может только тот, кто знает цену этому дню, кто отвоевал его у жестокого недуга или у глубокой старости. Пока же мы сравнительно молоды и относительно здоровы, на такие сентиментальные вещи нам некогда обращать внимание.

И тут возникает вопрос. Если ощущение молодости у нас все-таки субъективно, то насколько объективно мы можем оценить свое здоровье? И понимаем ли вообще, что это такое? Ведь неспроста определение здоровья запротоколировано в уставе Всемирной организации здравоохранения как «состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезни или физических дефектов». То есть подразумевается та прекрасная гармония, достичь которой удается только единицам. Потому что это — идеал. Это совершенство, о котором можно мечтать, к которому можно стремиться. Но достичь его не успеваешь...

Так что же получается? Не достигнув всей полноты этого состояния, мы не можем считать себя здоровыми? Достаточно ли у нас оснований считать больными людей, которые имеют явные физические недуги и даже дефекты, но при этом наполнены светом душевного равновесия, любви к жизни и добились настоящего признания и социального успеха?

Взять, к примеру, Ника Вуйчи-ча — человека, от рождения лишенного конечностей, но прекрасного во всех других отношениях. Благодаря кропотливой работе над собой внутренним ему удалось добиться таких результатов, что просто язык не повернется отнести его к категории больных или инвалидов. Семья, обширная деятельность, открытость миру, желание и умение помочь даже тем, кто по определению должен быть сильнее и успешнее его самого — просто в силу больших физических возможностей...

Да зачем далеко ходить — достаточно послушать полную света и доверия сущему музыку известного новосибирского композитора Юрия Ащепкова. Этот человек и в свои 75 сохраняет по-детски жадный интерес к жизни, ее культурным богатствам и всегда находит тему для глубокого изучения, открывает новые грани своей талантливой натуры. Сын известного архитектора и искусствоведа, он родился в самый разгар войны и в детстве перенес заболевание, ограничившее на всю оставшуюся жизнь его физическую подвижность. Физическую — да. Но подвижность ума, стремления души — ни в коей мере.

Значит ли это, что для каждого человека существует своя мера здоровья — мера, которую определяет он сам, а не судьба?

Наука не стоит на месте... Для слепых уже придумали «бионический глаз». Для не имеющих слуха предложили способ лечения на генетическом уровне. Даже органы и ткани теперь успешно вживляют в организм — притом, что созданы они с помощью ЗD-принтеров. Наше тело могут усовершенствовать, избавить от боли, продлить ему жизнь — здесь . горизонты обширны. Но того здоровья, определение которого приведено выше, нам не смогут обещать никакие достижения медицины. Наверное, потому, что мы люди, — люди, а не роботы.

«Чтобы быть здоровым, надо иметь силу характера», — сказал академик Николай Амосов. Для сохранения активной здоровой жизни он пропагандировал труд, движение. Но в первую очередь должна трудиться наша душа. Открывая глаза вместе с нами каждое утро — каждое удивительное утро нашего персонального уникального дня.

Надежда Лазарева